Чуэ
мое нежелание жить превращается в навязчивую идею